РОССИЯ. КРЫМ. СЕВАСТОПОЛЬ. ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ ФОРТИФИКАЦИОННЫХ СООРУЖЕНИЙ «30-Я БРОНЕ-БАШЕННАЯ БАТАРЕЯ» ПОДКЛЮЧЕНА К «СУПЕРБИЛЕТ»

билетная система «супербилет-музей» была установлена в военно-историческом музее фортификационных сооружений «зо-я бронебашенная батарея» (крым, севастополь). посредством установленной билетной системы организован доступ на территорию музея через турникет. билеты продаются в кассах музея и онлайн. К оплате принимаются, как наличные денежные средства, так и банковские карты. Продажа билетов в кассе музея ведётся с применением онлайн кассы. кроме этого установленная билетная система «супербилет-музей» автоматически передаёт информацию о проданных билетах в Министерство культуры.  С помощью установленного приложения «Мобильный сканер» гашение билетов производится дистанционно по средством считывания штрих кода с билета. автоматизирована не только сама продажа билетов, а ещё и отчётность, и продажа сувенирной продукции. Теперь работать стало удобнее и быстрее, что положительно сказалось на пропускной способности и посещаемости, и, как следствие, на доходности музея. 

Бронебашенная батарея-30: символ обороны Севастополя
Оборона Севастополя, которая продолжалась 250 дней, с 30 октября 1941 года до 4 июля 1942 года, стала одной из самых ярких страниц истории всей Второй мировой войны. Существенный вклад в оборону города внесли 30-я и 35-я бронебашенные береговые батареи, которые стали основой артиллерийской мощи защитников главной базы Черноморского флота, нанеся наступающему на город противнику большие потери и приковав к себе огромные силы врага. 30-я бронебашенная батарея продолжала сражаться до 26 июня 1942 года, когда ее, полностью блокированную, смогли захватить немцы.

Бронебашенная батарея представляла собой долговременное оборонительное сооружение, вооруженное башенной артиллерией. Подобные батареи применялись с конца XIX до конца XX века, выступая элементом береговой обороны или крепостных укреплений. В Советском Союзе броне-башенные батареи входили в систему обороны Севастопольского укрепленного района и в систему береговой обороны Владивостока.

После окончания Великой Отечественной войны данная батарея была восстановлена. Вооружение 30-й батареи после войны было усилено, на ней были установлены новые системы жизнеобеспечения и управления огнем. Для перевооружения данной батареи в СССР воспользовались двумя 305-мм трехорудийными башенными установками линкора «Фрунзе» (бывший линкор «Полтава»). Две других башни с этого линкора еще в 1930-е годы были установлены на острове Русский возле Владивостока на батарее имени Ворошилова. В настоящее время 30-я бронебашенная батарея находится на консервации, но в течение 72 часов может быть приведена в боевую готовность.

История строительства батареи
в 1905 году, сразу после завершения войны с Японией, правительство России приняло решение об усилении обороны своей военно-морской базы в Севастополе. На подступах к городу планировалось построить две береговые батареи крупного калибра. В 1913 году началась постройка батареи береговой обороны на возвышенности Алькадар (в районе сегодняшнего поселка Любимовка). Господство батареи над окружающей местностью обеспечивало двум двух-орудийным 305-мм башенным установкам, поворачивающимся на 360 градусов, круговой обстрел.
Более чем 100 лет назад береговую батарею уже планировали строить полностью электрифицированной. Все операции по наведению и заряжанию орудий должны были обеспечивать 17 электродвигателей. На поверхности размещались лишь орудийные башни с 200-300 мм броней. Остальные помещения были размещены в железобетонном массиве длиной 130 и шириной 50 метров. Внутри данного блока находились силовая станция, жилые и служебные помещения, погреба боеприпасов. В подбашенном помещении имелась рельсовая железная дорога с ручными вагонетками, в которых боеприпасы должны были доставляться к заряднику. С командным пунктом батарею планировалось объединить при помощи подземного коридора протяженностью 600 метров.
Строительные работы на батарее шли достаточно быстро, однако в 1915 году башни, орудия и механизмы, которые были предназначены для оснащения севастопольской батареи, были отправлены под Петроград, где как раз строилась новая береговая батарея в морской крепости Петра Великого. В 1918 году в разгар Гражданской войны строительство на объекте было полностью остановлено, к тому моменту батарея была готова уже на 70%. Вновь к строительству береговой броне-башенной батареи вернулись только в 1928 году. Для этого от станции Мекензиевы горы к строительной площадке была проложена 6,5-км железнодорожная ветка. Массивные детали батареи сгружали с ж/д платформ и монтировали на свои места при помощи специального крана.

В 1934 году внутренние работы были завершены и орудийные башни были установлены на свои места. Из орудий был произведен пробный отстрел, также была испытана новая система управления стрельбой. В 1936 году был полностью закончен главный командный пункт батареи, а также готова система постов корректировки огня. Они были расположены на мысе Лукулл, в устьях рек Альмы, Качи, а также на мысах Фиолент и Херсонес и над западным берегом Балаклавской бухты. Такая разветвленная сеть наблюдательных постов была необходима в связи с большой дальностью стрельбы батареи — максимальная дальность стрельбы 305-мм снарядом образца 1911 года составляла 27980 метров. Незначительные доработки на 30-й батарее велись вплоть до 1940 года.

11-я немецкая армия начала свое наступление на Севастополь 30 октября 1941 года. Первыми в бой вступили артиллеристы 54-й береговой батареи, которая располагалась в 40 километрах от Севастополя у деревни Николаевка. 30-я батарея открыла огонь по мотопехоте противника 1 ноября 1941 года. Свою первую боевую стрельбу она провела по частям подвижной группы Циглера, которые сосредотачивались в районе станции Альма (сегодня Почтовое). О значении «тридцатки» говорит тот факт, что один из основных ударов своего уже декабрьского наступления на город немцы наносили в районе станции Мекензиевы горы и реки Бельбек именно с целью полностью уничтожить 30-ю броне-башенную береговую батарею.
Дошло до того, что утром 28 декабря 12 немецких танков при поддержке пехотных частей смогли пробиться практически к наземной части КП батареи. Танки выстроились в линию и открыли по КП огонь. Именно в тот день впервые в истории был отмечен случай ведения огня крупнокалиберной береговой батареей прямой наводкой по наступающей бронетехнике. Вид танков, которые буквально исчезали от прямых попаданий 305-мм снарядов, настолько шокировал немцев, что те панически отступили и больше не пытались отправить в лобовую атаку на батарею танки. Немецкое командование дало 30-й батарее свое обозначение — форт «Максим Горький I», При этом Эрих Манштейн, командовавший 11-й немецкой армией, именно боевыми качествами 30-й батареи оправдывал перед Гитлером свои неудачи при штурме Севастополя.

За два месяца активных боев «тридцатка» выпустила по немцам 1238 снарядов. При использовании полного заряда стволов орудий должно было хватить на 300 выстрелов, после чего их необходимо было менять. По этой причине командование батареи вело огонь половинными зарядами. Однако к началу 1942 года стволы орудий полностью износились. В связи с этим из секретного хранилища в Севастополе были извлечены запасные 50-тонные стволы. В январскую ночь их доставили на батарею и тщательно замаскировали. Согласно инструкции в мирное время стволы орудий при помощи 75-тонного подъемного крана необходимо было менять за 60 суток. Однако личный состав батареи совместно со специалистами Артиллерийского ремонтного завода Черноморского флота №1127 и ленинградского завода «Большевик» смог заменить стволы за 16 суток практически вручную при помощи небольшого крана и домкратов. И это при том, что линия фронта на тот момент уже проходила в 1,5 километрах от позиций батареи.

За 7 месяцев обороны Севастополя 30.10.1941 — 31.05.1942» в результате огня 30-й береговой батареи было разбито и повреждено 17 танков, 1 паровоз, 2 вагона, примерно 300 различных автомобилей с войсками и грузом, уничтожено 8 артиллерийских и минометных батарей, до 15 отдельно стоящих орудий, 7 огневых точек, до 3 тысяч солдат и офицеров противника. Также отмечалось, что огонь батареи оказывал на врага и огромный моральный эффект.

5 июня 1942 года в 5:35 утра первый бетонобойный снаряд из пушки «Дора» был выпущен по северной части города Севастополя. Следующие 8 снарядов были выпущены в район береговой батареи № 30. Столбы дыма от взрывов поднимались на высоту более 160 метров, но ни одного попадания в башни не было. две мортиры «Карл» оказались для 30-й бронебашенной батареи наиболее опасным противником. С 5 по 14 июня 1942 года мортиры «Карл» выпустили по «тридцатке» в общей сложности 172 бетонобойных и еще 25 фугасных 600-миллиметровых снаряда, сильно повредив укрепления батареи. Немцам удалось добиться прямых попаданий в обе башни батареи. Уже 6 июня во второй орудийной башне была пробита броня и повреждено орудие. Также 6 июня немецкая авиация бомбила позиции батареи 1000-кг бомбами. Повреждения во второй башне удалось устранить в ночь на 7 июня, но теперь башня могла вести огонь только одним орудием. Однако уже 7 июня 600-мм снаряд поразил первую башню батарии. Второе попадание произошло в бетонный массив батареи, мощный снаряд пробил трехметровый слой железобетона, выведя из строя отделение химических фильтров.
К 10 июня 1942 года батарея могла вести огонь только двумя орудиями (по одному в каждой башне). При этом «Тридцатка» находилась под постоянным артиллерийским обстрелом и бомбежками противника. О подходе немцев говорят сухие цифры статистики, только с 6 по 17 июня противник выпустил по батарее около 750 снарядов среднего, крупного и сверхкрупного калибра. Немецкая авиация также с ожесточением бомбила позиции батареи, но успехов не имела. В то же время к 12 июня из батальона морской пехоты, который прикрывал батарею, в строю оставалось меньше роты. К 16 июня немцам удалось перерезать все внешние телефонные коммуникации «Тридцатки» и сбить все установленные радиоантенны — связь береговой батареи с командованием обороны города прервалась. К этому моменту на батарее оставалось до 250 человек, включая артиллеристов, морских пехотинцев и бойцов 95-й стрелковой дивизии.

К 17 июня батарея была окончательно блокирована силами противника, все имеющиеся пулеметные ДОТы уже были уничтожены. Оборонительные позиции превратились в сплошную груду щебня. К 17 июня на батарее закончились и боевые снаряды, батарейцы отбивались уже учебными металлическими болванками. Попаданием одной из таких болванок немецкому танку оторвало башню. Когда немецкие пехотинцы и саперы просочились вплотную к орудийным башням, защитники открыли по ним огонь холостыми выстрелами, используя только пороховые заряды — струя пороховых газов температурой порядка 3000°С стирала пехоту противника с лица земли. Но силы были неравны. Немцы ворвались на позицию батареи, применяли огнеметы, подрывные заряды и заливали в образовавшиеся трещины укреплений бензин.
г. а. Александер принял решение взорвать орудийные башни, силовую установку и все дизели, уничтожить новейшие приборы стрельбы, что и было выполнено к 21 июня. К тому моменту на батарее подошли к концу вода и продукты питания, раненые защитники умирали от нагнетаемого в помещения дыма. немецкие саперы произвели внутри уже разрушенных башен несколько мощных взрывов. После этого в орудийном блоке начался пожар. Последним решением командования батареи стало решение о прорыве в горы к партизанам. 25 июня командир батареи майор Г. А. Александер с несколькими матросами вырвался из бетонного блока, воспользовавшись водостоком. Однако на следующий день группу обнаружили в районе деревни Дуванкой и пленили. Тогда же 26 июня ударная группа немцев ворвалась внутрь орудийного блока, где захватила 40 пленных, многие из которых были ранены и истощены. К тому моменту большая часть гарнизона уже погибла, задохнувшись в дыму или от взрывов.

г. а. Александера немцы отправили в тюрьму, расположенную в Симферополе, где затем и расстреляли. Возможно, за отказ подробно раскрыть информацию о 30-й береговой батарее. Знамя батареи также не досталось врагу. Скорее всего, оно было уничтожено самими защитниками батареи, однако существует легенда, что знамя успели замуровать в одну из стен подземного комплекса. Но, с другой стороны, отсутствие знамени, возможно, стало причиной того, что командир батареи г. а. Александер посмертно так и не был представлен к званию Героя Советского Союза.

светлая память героям — защитникам севастополя